Маша журналист. Она хорошо говорит на английском и любит путешествовать по Европе со своей подругой Аней. Они дружат с школы, и хотя они очень разные, с удовольствием общаются и всегда находят для этого время.

Аня работает консультантом и пятый год учит французский, чем втайне очень гордится. Когда она узнала, что Маша решила приобщиться к изучению французского языка, Аня пожелала ей терпения.

На удивление два месяца спустя в их путешествии по Провансу узнавала дорогу, заказывала еду в ресторане и флиртовала с французами, в основном, Маша. Аня удивилась и искренне восхитилась таким прогрессом. Cравнение себя с Машей наводило ее на грустные мысли о несправедливости этого мира, в котором одним дается так много и так легко, а ей приходится вкалывать, чтобы получить хоть что-то.

Если бы Аня знала, сколько времени ушло у Маши на то, чтобы начать свободно говорить на английском, мысли о несправедливости не пришли бы ей в голову. Но, погодите, при чем здесь английский? Мы же говорим о французском! А дело в том, что люди, которые хорошо говорят на одном языке, лучше говорят и на остальных, даже если знают их откровенно плохо. Почему? И как мне научиться так же?

Причина № 1: эти люди не боятся говорить, потому что не боятся делать ошибки. Чем чаще вы открываете рот, тем больше шансов сказать что-то не то: забыть проспрягать глагол,  употребить не то время, неправильно произнести звук, превратив «волосы» в «лошадей», а «конус» страшно представить во что. Если молчать, ошибок вы не сделаете, но при этом останетесь без еды, одежды, транспорта и друзей. Единственный человек, которого волнуют ваши ошибки – вы сами, остальным искренне наплевать все равно, пока они понимают, что вы от них хотите.

Причина № 2: у европейских языков очень много общего. У итальянского, испанского и французского очень похожая грамматика и основной пласт лексики, доставшийся им в наследство от латыни. Английский, немецкий и нидерландский принадлежат к другой группе языков, называемых германскими. Их тоже связывают тесные родственные узы, благодаря которым структура языка и словарь очень похожи. Однако, несмотря на то, что английского язык относится к германским языкам, любой романский язык после него учить проще, так как 80% английских слов взято из старофранцузского. Гораздо проще и быстрее заговорить на языке, в котором многое знакомо, чем учить все с нуля.

Причина № 3: если человеку хватило упорства довести до ума один язык, у него не будет проблем и с остальными. Кому-то языки даются легче, кому-то сложнее, но основная разница между теми, кто говорит, и теми, кто нет, – в количестве часов, затраченных на изучение языка.

А что же Аня? Она пошла учить французский к Машиному преподавателю, а через полгода вновь пригласила ее в Прованс практиковать французский уже на своей свадьбе. Она вышла замуж за Жан-Пьера, шеф-повара, живет в Марселе и планирует взяться за изучение испанского.

© Соколова Надежда,

преподаватель французского и итальянского